Михаил Швыдкой: для пропагандирования русского искусства только выставок недостаточно

Добавлено : Дата: в разделе: Новости
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 416
  • Комментариев: 0
  • Печатать
b2ap3_thumbnail_2_20160831-175321_1.jpg

Михаил Швыдкой

© Михаил Почуев/ТАСС

В сентябре 2016 года в дар французскому центру Жоржа Помпиду будут переданы 250 работ русских художников второй половины XX века. Как это событие поспособствует продвижению российской культуры за рубежом, а также о выставке картин из коллекции Сергея Щукина в музее Луи Вюиттон, о грандиозной экспозиции, связанной с Людовиком Святым в Музеях Кремля, в интервью ТАСС рассказал специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. Разговор также коснулся защиты российских культурных ценностей в США и правильного позиционирования России за рубежом.

- Михаил Ефимович, какие крупные международные гуманитарные проекты будут осуществляться в ближайшее время – выставки, фестивали, "перекрестные" годы?

- Ближайшее примечательное событие будет 13 сентября. Фонд Владимира Потанина, ряд художников и частных коллекционеров передадут в дар французскому Центру Жоржа Помпиду коллекцию из 250 работ русских мастеров второй половины XX века. Чем это событие примечательно? Если мы хотим пропагандировать русское искусство, только выставок для этого недостаточно. В Центре Помпиду, где есть работы Ларионова, Гончаровой, по существу создается большой отдел русского искусства второй половины XX века, который таким образом вписывается в общемировой художественный контекст. Это очень важно. Представьте себе: что, если бы в Эрмитаже и Пушкинском музее не было бы картин западных мастеров? Наше восприятие не только живописи, но и мира было бы совсем другим. Россия была достаточно закрытой страной, русское искусство в мире знали, в основном, лишь по двум культурным феноменам –иконопись и авангард.

Были, конечно, отдельные исключения. Например, работу Айвазовского "Хаос" ("Сотворение мира") в начале 40-х годов XIX века приобрел Папа Григорий XVI. Но по отношению к русскому искусству XIX века – это, скорее, исключение. А послереволюционное искусство XX века за рубежом практически не знали. Например, я помню, с каким удивлением итальянцы смотрели выставку Александра Дейнеки, которую мы сделали в 2010 году в Италии. Соцреализм считался идеологическим искусством, и вот, эти художники, которые из революционных мастеров трансформировались в творцов сталинского стиля, оказались малоизвестными за пределами СССР. Надо отметить, что советские и российские мастера, чьи произведения будут переданы в Центр Помпиду, достаточно полно представлены в наших музеях.

- Помимо дарения картин русских мастеров Центру Помпиду, какие еще проекты Вы бы выделили?

- У нас сейчас активно развиваются отношения с Францией. В середине октября во Франции будет открыт Русский духовно-культурный центр. Тогда же – 18-19 октября – откроется беспрецедентная выставка работ из коллекции Сергея Ивановича Щукина в музее Луи Вюиттон. Эта выставка объединит части коллекции Щукина, находящиеся в Эрмитаже и в московском Пушкинском музее.

- А что в Россию привезут из Франции?

- В ГМИИ им. Пушкина 28 ноября откроется выставка, посвященная Андре Мальро – французскому писателю, культурологу, министру культуры в правительстве де Голля. Он многое сформулировал во французской политике, многие его идеи развиваются и сейчас. Мы проведем круглый стол экс-министров культур европейских стран. Возможно, выставку посетит премьер-министр Франции. И все это будет в преддверии Санкт-Петербургского культурного форума, на котором тоже ожидается ряд важных событий. У Минкультуры России появилась очень интересная инициатива – учредить международную ассоциацию культурных форумов и фестивалей. И вот, для обсуждения этой идеи в Петербург в начале декабря должно приехать руководство Авиньонского и Эдинбургского театральных фестивалей. И, конечно, сенсационной станет выставка, посвященная Людовику Святому, которая пройдет в следующем году в Музеях Кремля. Там будут уникальные вещи, которые из Франции обычно не вывозятся. Кроме того, в следующем году у нас с Францией интересная программа, связанная с 300-летием визита Петра I в Париж. Во Франции в честь этой даты пройдет Форум петровских городов и выставка из Эрмитажа. 

- Другие страны менее активно идут на сотрудничество?

- С другими европейскими странами, несмотря на сложные экономические и политические отношения, гуманитарное сотрудничество тоже развивается. И это особенно ценно. Например, у нас сейчас проходит "перекрестный" Год молодежных обменов с Германией, в октябре будет встреча молодежных волонтерских организаций двух стран, которые занимаются поиском останков российских и немецких солдат времен Второй Мировой войны. Мы обсуждаем с Германией проведение в 2017 году "перекрестного" Года истории. Но при любом исходе этого обсуждения, в  Историческом музее Берлина состоится серьезная выставка, посвященная русским революциям 17-го года. А в России в 2018 году пройдет выставка, посвященная Веймарской республике. Делают ее немцы, но она сначала будет показана у нас, а в 2019 году поедет в Германию. С Испанией в 2017 году мы хотим сделать "перекрестный" Год гражданских обществ – контакт между гражданскими обществами двух стран может быть очень полезен. Рассматривается вопрос о проведении в 2017 году "перекрестного" Года образования и науки с Великобританией. В 2018 году рассчитываем провести Год Японии в России и России в Японии. Это будет Год, посвященный не только культуре, но и экономике, политике, науке, технике, образованию.

- Нам есть, чем удивить японцев в научном и техническом плане?

- У нас есть прорывные вещи в космической отрасли, в атомной энергетике, есть целый ряд вещей, связанных с экологическими новациями. Например, очистка воды. Нам есть, о чем говорить и в области океанографии, исследования Арктики.

- Удастся ли в ближайшее время решить проблему с межмузейным сотрудничеством с США, которое было практически прекращено с 2011 года, после судебного решения по "библиотеке Шнеерсона?"

- Эта тема неоднократно обсуждалась с американцами, мы пытались создать новый документ, защищающий российскую культурную  собственность, вывозимую на территорию США. Потом появилось дело ЮКОСа. Тогда стало понятно, что старого документа середины 1960-х годов, который защищал культурные ценности в США, недостаточно. По старому документу, если выставка вносилась в реестр Госдепа, то она считалась неприкосновенной. Но этот документ, даже по мнению американцев, сегодня не дает необходимых гарантий. Сейчас обмены между музеями мы с США поддерживаем только на уровне частных коллекций. Например, коллекция Михаила Барышникова приезжала в Россию, коллекция Петра Авена была выставлена в галерее в Нью-Йорке. 21 сентября из США в Москву приедут произведения русских авторов, которые представит нью-йоркская галерея "АВА". Понятно, что в частных коллекциях бывают предметы музейного уровня, но эти выставки не заменяют серьезных межмузейных обменов. 

- Сейчас готовится новый документ, защищающий российскую интеллектуальную собственность на территории США?

- В 2014 году работа над этим документом была прекращена. Теперь нужно ждать, когда завершатся выборы в США, и, кто бы ни стал президентом, нужно все эти переговоры продолжать.

- Как международные гуманитарные проекты могут помочь изменить отношение западного мира к России?

- Мы должны позиционировать Россию как страну, устремленную в будущее, у которой есть мощный научный и культурный потенциал для развития. Не только как страну с великим прошлым.

- Тема Великой Отечественной войны сейчас самая востребованная в искусстве, поддерживаемом государством, в частности, в кинематографе. Но, все равно, уровня всеми любимых советских фильмов о войне сегодняшнему кинематографу так и не удалось достичь.

- Советские фильмы, как правило, делали люди, для которых война была частью их жизненного опыта, а современные картины нередко пытаются снимать по модели голливудского блокбастера. Советское искусство в лучших своих проявлениях вообще было искренним и правдивым. То, что вынес советский народ в борьбе с фашизмом, даже не обсуждается. Наш народ ценой миллионов жизней спас мир. Но, если мы хотим развиваться, нам нужно смотреть вперед, в будущее. Это никоим образом не умолит нашего священного отношения к прошлому. И, прежде всего, к памяти о Великой Отечественной войне.

- Недавно Минкультуры России рекомендовало творческим вузам ввести в программу изучение Основ государственной культурной политики. Как Вы относитесь к этой инициативе?

- Понимать, что происходит в культурной политике, нужно. Другой вопрос – этот предмет, наверное, может изучаться в рамках современной истории или философии. Но как отдельный предмет, наверное, не больше семестра. Как руководитель Высшей школы культурной политики и управления в гуманитарной сфере МГУ, в качестве введения в профессию для своих студентов я читаю курс о том, что такое культурная политика, как она формируется. Важно же не пересказывать документ, который принят, а понять, зачем он нужен, существует ли культурная политика в других странах, и как это сопрягается с тем, что происходит в реальной жизни.

Сейчас, особенно в предвыборное время, много идет разговоров о том, что культурная политика государства должна отражать культурные взгляды большинства – имеется в виду, так называемое путинское большинство, которое является основным налогоплательщиком. Действительно, у нашего президента очень высокий рейтинг, больше 80 процентов. И это радует. Но тут важно понимать несколько вещей. Если мы посмотрим на партию "Единая Россия", отражающую интересы путинского большинства, то увидим, что в ней есть разные течения – и либералы, и консерваторы. И совершенно очевидно, что, если в партии путинского большинства есть место для всех, то это относится и к художественным вкусам большинства. Есть люди, которые поддерживают политику Путина, но при этом любят концептуальное искусство и романы Пелевина. И в этом же путинском большинстве есть люди, которые любят романы Александра Проханова и социалистический реализм. Так какой же должна быть культурная политика   для этого большинства? Для людей, чьи эстетические вкусы разнообразны и идейные позиции не схожи? Ответ на этот вопрос весьма непрост.

- Как сейчас продвигается проект по восстановлению Пальмиры?

- Понимание того, что нужно делать, существует, но сейчас очень непростая ситуация в Сирии. Для реализации этого международного проекта нужно, чтобы закончилась война. Помимо реставрационно-восстановительных работ необходимо заняться воспитанием кадров – восстанавливать разрушенные памятники культуры не могут только приезжие люди. Но сейчас прогнозировать, когда начнутся работы, рано. Должна закончиться война.

Беседовала Светлана Вовк

Комментарии

  • Никаких комментариев пока не было создано. Будьте первым комментатором.

Оставить комментарий

Гость Четверг, 05 Декабрь 2019
Вверх